Доктор Х. (with_astronotus) wrote in 8nity,
Доктор Х.
with_astronotus
8nity

Category:

Теория освобождения — 2. Роль коммунизма.

Итак, сущность человека является родовой сущностью. В течение бесчисленных поколений и нескольких социальных формаций эта родовая сущность последовательно определялась факторами рождения (народность, язык, сословие, господствующая религия, богатство семьи и т.д.), задавая некоторые рамки, в которых была возможна самореализация этой человеческой сущности. Выход за эти рамки зачастую воспринимался как чудесное, сказочное деяние; выпадение же из рамок мыслилось, напротив, как величайшая трагедия. Человек с большей лёгкостью расставался с жизнью, чем с теми частями её, которые определяли его сущностную роль — верой, присягой, честью, народностью. Капитализм, в его химически идеальной форме классического либерализма, одновременно освободил личность человека от оков его врождённой сущности, позволив быть кем угодно, если сможешь — и, вместе с тем, уничтожил эту сущностную опору, шаблон, по которому строилось общественное взаимодействие. Разумеется, на практике такой «химически чистый» капитализм с его «свободами» существовал лишь в умах либеральных мыслителей; несмотря на революционные действия, в большинстве случаев представители старого мира находили способ конвертировать свои сущностные элементы, принадлежащие «надстройке», в финансово-экономический «базис», а обогатившиеся буржуа, в свою очередь, способствовали и обратному процессу. Однако же основная масса людей, оторванных от привычной среды и ставших либо пролетариями, либо деклассированными элементами городской и колониальной жизни, свою сущность утратили невозвратно, оказавшись атомизированными, лишёнными значимой роли коллектива в формировании и поддержании личности, а следовательно, неспособными к индивидуальной самореализации за пределами весьма ограниченных рамок и возможностей свободного времени (досуга). Такая ситуация сознательно и подсознательно воспринимается как неестественная, что отчасти и приводит к рассуждениям о «человеческой природе», «естественном праве» и т.п. глупостях, меж тем как речь идёт исключительно об утрате социальной функции самореализации личности, отличной от максимально эффективного занятия полностью отчуждённым трудом!

Марксизм предлагает простой и конечно-ограниченный путь для выхода из этого положения: осознать свою классовую сущность пролетарскому большинству трудящихся и направить силы к самореализации этой классовой сущности через перестройку базиса, преодоление отчуждения труда и его освобождение. Этого, разумеется, недостаточно для полного освобождения и раскрытия человеческой сущности; но, вместе с тем, этот акт является базовым условием такого освобождения, так как устраняет из жизни основной вредоносный фактор, препятствующий самореализации, а именно: необходимость тратить избыточно много времени на необходимый, но отчуждённый труд. Все альтернативы марксизму предлагают вместо этого оставить отчуждение труда фундаментальной и незыблемой концепцией общественного устройства, а в качестве реализации индивидуальной сущности человека перенести центр внимания не на базис, а на надстройку. Таковы концепции:

- правые, предлагающие, при сохранении существующего классового базиса, вернуться к надстроечной форме предыдущего этапа (нации, сословия, религиозное единство);
- левые, предлагающие надстроить существующий механизм классового деления новыми «компенсационными» механизмами, такими, как «справедливые выплаты», «справедливые законы» и т.д. (по смыслу при этом ничего не меняется, так как все перераспределения средств осуществляются из всё того же наработанного общественного базиса, иначе говоря — любую «справедливую» инициативу оплачивает своим трудом и временем производительная часть общества;
- радикальные, предполагающие резкую смену «надстроечных» компонентов сущности на принципиально новый набор, начиная от отказа от личного и превращения работников в «трудовых пчёл», существующих лишь для целей коллективного производства, и кончая предложениями всеобщей перекраски в «церковные», «экозащитные», «гендерно-ориентированные» и т.п. организации. Очевидно, что при сохранении базового принципа эксплуатации (присвоения чужой сущности) выиграют от этих акций только идеологи и вожди радикалов, а те, кто вынужден трудиться, получат лишь утрату части своей свободы, с горем пополам существующей у них при капиталистическом строе, но взамен не обретут ничего, кроме проблем и нескольких новых нарядных знамён, которыми они, как предполагается, смогут с упоением размахивать.

Все эти концепции пытаются управлять сущностью индивидуума, но никак не освобождают её. Вот почему классический марксизм, достаточно скучный и ограниченный на фоне феерически-брызжущих обещаемыми радостями жизни «надстроечных» идеальных утопий, был и пока что остаётся единственной разумной базой для дальнейшего освобождения сущности человека и для построения этой свободной сущностью новой «надстройки», наилучшим образом отвечающей её родовой природе, мечте и потребности. По сути, только социалистическое общество может открыть каждому человеку возможность прямо выразить свою сущность, сотрудничая с другими людьми в этом деле и помогая взаимно раскрыться во всех своих проявлениях, а при необходимости вступая и в беспощадную борьбу даже с признанными лидерами, идеологами и т.п., пытающимися извратить или искалечить эту сущность в соответствии со своими личными представлениями об идеалах.

По жестокости подавления инакомыслия подобными идеологами, по боязни их допустить развитие для «охлоса», по крикам о «жестокой, ленивой и бессмысленной толпе» легко судить о мере, в которой то или иное конкретное общество, вставшее одной ногой на социалистический путь, топчется ещё другою ногой в болоте отсталости, в дебрях прошлых представлений. Впрочем, следует чётко отличать такие «идейные» репрессии в попытках унифицировать и упростить человеческую сущность от самозащиты общества как целого и его частей, от борьбы с деструктивными проявлениями той же сущности, защиты от эксцессов, порождаемых отклонениями психики или негативным влиянием прошлого общественного опыта. И всё же именно идеологическая зашоренность, попытки диктовать человечеству и человеку, «каким должен быть человек настоящего/будущего» на основе весьма сомнительных рацио, отличает псевдосоциалистические, догматические идеологии от научного коммунизма, который, по сути своей, идеологией вообще не является, так как работает не со сферой идей, а исключительно с позитивным знанием.
Subscribe

promo 8nity december 7, 11:30 134
Buy for 10 tokens
Продолжу. Как же конкретно выглядит отмирание государства (замораживание классовых функций)? То есть, как мы выяснили, замена его на другую, общественную форму управления, НЕ-государство? Что вообще такое Диктатура Пролетариата (ДП)? Мы легко можем различить классовое государство и бесклассовое…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments